Худший январь за 29 лет: цены на нефть приближаются к «точке «кипения» бюджета России

Худший январь за 29 лет: цены на нефть приближаются к «точке «кипения» бюджета России

За январь фьючерсы на нефть Brent в Лондоне рухнули на 15,5% - с отметки 66 долларов за баррель до уровней ниже 56 долларов на торгах в пятницу. Контракты на американский сорт WTI начинали год по 61 доллар за баррель, 31 января падали ниже 51 доллара, потеряв 16,5%.

Январь-2020 стал для рынка «черного золота» худшим с 1991 года, когда котировки за месяц рухнули на 26%. Впрочем, 29 лет назад нефть падала после бурного (в 2,5 раза) и короткого (за 4 месяца) взлета, возвращаясь на уровни до начала иракской войны.

Теперь же сырьевые рынки парализованы страхом перед «уханьской чумой», которая ударила по авиаперелетам, поставила в ступор китайскую промышленность, а в случае глобальной пандемии уронит мировую экономику сильнее, чем кризис 2008 года, писали в пятницу аналитики Moody’s.

Сырьевой индекс Bloomberg Commodities за январь упал рекордно с декабря-2018 и приблизился к историческим минимумам 4-летней давности. Цены на медь рухнули на 12,6% - рекордно с 2015 года, никель подешевел на 9%, олово - на 7%, алюминий - на 6%.

Индекс Baltic Dry, отражающий стоимость фрахтовых перевозок и, следовательно, спрос на промышленный грузооборот, упал вдвое с начала года и в 5 раз относительно сентября-2019.

Рынок нефти переносит коронавирус особенно тяжело, констатирует стратег Saxo Bank Оле Слот Хансен: неизбежное сокращение спроса накладывается на избыток добычи.

По оценке МЭА, в первом полугодии 2020-го производство нефти могло превысить мировой спрос на 1 млн баррелей в сутки. 30-процентный спад авиаперевозок в Китае, а также отмена рейсов зарубежных компаний добавит к этой цифре еще 200-300 тысяч баррелей, оценили аналитики Goldman Sachs.

Провал промышленного спроса оценить на данный момент невозможно, но уже ясно, что «для восстановления цен нужен либо новый геополитический шок, либо меры ОПЕК+», говорит Хансен.

Картель готовит экстренное заседание на первой неделе февраля, и Россия готова принять участие в усилиях по поддержке нефтяного рынка, заявил в пятницу глава Минэнерго Александр Новак.

Позиция Москвы понятна: рухнувшие цены на нефть приблизились к «болевому порогу» федерального бюджета.

В прошлом году он был сбалансирован при 47,8 доллара за баррель - рекордно низкой цене с начала 2000х. Однако в 2020-м «точка разрыва» заметно выше - 52,2 доллара за бочку Urals.

В бюджет-2020 Минфин заложил нефтегазовые доходы на 7,472 трлн рублей, профицит в 876 млрд рублей, нефть Urals по 57,7 доллара и средний курс в 65,1 рубля за доллар.

Текущий курс доллара ниже (63,9 рубля), а значит условная бюджетная цена нефти выше - 58,5 доллара. Точка балансировки при этом находится ниже этого уровня на 12% - такова доля профицита бюджета в заложенных нефтегазовых доходах.

До критического порога, за которым бюджет станет дефицитным, ценам осталось всего 2,8 доллара: по данным Reuters, средний дисконт одного российского барреля Urals на 31 января составлял 1,7 доллара к цене Brent (56,7 доллара).

Сдвинуть точку балансировки выше можно за счет девальвации рубля. Однако это увеличит инфляцию, которая и без того может разогнаться - за счет сокращения импорта дешевого китайского ширпотреба, указывает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

За январь рубль потерял 3,2% к доллару, показав результат хуже, чем индекс валют EM от JPMorgan (-2,7%). Наибольшие потери понесли валюты ЮАР, Бразилии, Чили, упавшие более чем 6%.

«Дальнейшее снижение нефтяных цен, скорее всего, усилит давление на российскую валюту. Хотя рубль в последние годы и отстыковался от динамики нефтяных цен, но столь резкие движения, которые мы сейчас видим в commodities, игнорировать будет всё-таки сложно», - предупреждает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов.