Католическая церковь признала проблему педофилии, но не может от нее избавиться

Католическая церковь признала проблему педофилии, но не может от нее избавиться

Католическая церковь признала проблему педофилии, но не может от нее избавиться 

В 2008 году Ридж опубликовал книгу, описав расследование в отношении Юджина Грина в период между 60-ми и 90-ми годами. Автор обвиняет католическую церковь в слишком долгом бездействии, несмотря на поступавшие жалобы. "Я рад, что тогда оказался рядом с ребятами, они и меня воспитали, и общество воспитывают, - признался Ридж. - Они знают, о чем говорят, понимаете? Банальности тут ни к чему, но и я, люди мы благодарны Мартину, всем другим жертвам".

По данным специалистов, в Европе Ирландия больше других пострадала от священников-педофилов. Для сравнения Бельгия, Германия и Франция с 2010 года зафиксировали лишь несколько сотен жалоб на домогательства священников. Как выяснилось, в период с 1975 по 2004 год 12 священников в Дублине фигурировали по двум третям жалоб и исков.

Для борьбы с педофилией 2002 году епархия при поддержке государства создала Службу защиты детей. Эндрю Фэган - ее директор и координатор с 2010 года. "Когда стало известно о преступлениях священников, многие восприняли это как проблему для церковнослужителей, а не как проблему детей. И не то чтобы епархия или власти ничего не делали, нет, они долгое время занимались тем, что пытались исправить поведение священников, чтобы потом реинтегрировать их. Они не уделяли особого внимания детям, приоритетом была безопасность церкви. С тех пор многое изменилось, но я не уверен, что проблема снята. Думаю, многие и сегодня считают рискованным вовлекать ребенка в церковные мероприятия. Можно сказать, что немало родителей дистанцировались от церкви", - рассказал он.

Фрэнк Реборн - священник в приходе Гласневин. Он применяет на практике разработанные епархией принципы по защите детей. И как все священники в Ирландии, перед получением прихода он прошел психологический тест. Реборн комментирует: "Если я встречаюсь с родителями, если мы готовим их детей к таинству, скажем, к конфирмации или причастию, мы сразу объясняем, что в нашем приходе есть кодекс о защите детей. Мы никогда не оставляем ребенка наедине со взрослым, особенно в церкви, в ризнице. Да, ни один взрослый не вправе остаться наедине с несовершеннолетним. Мы следим, чтобы безопасность детей обеспечивали одобренные полицией и специально обученные люди.

Если к нам приходят с визитом другие священники, если вообще кто-то приходит, нужно зарегистрироваться у входа. Мы также просим присутствующих родителей, опекунов не позволять детям одним ходить в туалет, просим не оставлять их одних в общественном месте. Речь идет об ужасной главе в истории церкви, в нашей жизни. Поистине ужасная глава! Я очень серьезно к этому отношусь и сделаю все возможное, чтобы в стенах этой церкви не пострадал ни один ребенок".

За покаянием церкви и осторожностью ее представителей сегодня стоят душераздирающие и мужественные откровения. Как история Даррена МакГэвина, 48-летнего выжившего после сексуального насилия.

Егоо мучитель Тони Уолш в настоящее время находится в тюрьме за растление и жестокое обращение с двумя сотнями детей. Даррен вспоминает о своем детстве в местечке Баллифермот: "Когда мне было семь лет, я пошел в местную школу, а он стал приходским священником, только получил должность. Он еще пародировал Элвиса Пресли, входил в группу The All Priest Show. Они гастролировали по всей стране, выступали в залах, ночных клубах. Им платили!

И люди говорили: "Ах, он просто блестящий! Великолепный, замечательный!" Он же говорил о Папе, об Иисусе Христе в таком ключе: "Иисус мой друг, и только я вас спасу". Как-то он пришел к нам домой, пообщался с родителями. Он узнал нашу тайну. "Я знаю, - сказал он отцу - знаю, что вы бьете ребенка и жену!" И мои родители оказались в уязвимой позиции, он мог их шантажировать. Он ведь знал их секрет. Священник предложил: "Я могу забрать мальчика из этой среды. Вы его травмировали, он не слушается, вы же бьете его сильнее... Не умеете воспитывать! Если он пойдет со мной, я научу его любви, он будет служить на утренней мессе. Мы отвезем его в красивые места. Скиньте с плеч этот груз!"

Для матери пятерых детей, которые были неуправляемы, которая жила с мужем, бившим ее в периоды редких возвращений домой, это было блестящее предложение. Она решила: "Мой ребенок в безопасности". А теперь я скажу вам, что ребенка, мальчика привязывали к журнальному столику, руки скрепляли с лодыжками. И со столика он видел горящую свечу. Он думал, это просто свеча. А священник тем временем бормотал, что мальчик сгорит в аду, и насиловал его горящей свечой".

В 12 лет Даррен увидел документальный фильм о педофилах и понял, что его отношения с приходским священником были ненормальными. С того дня он стал пациентом детского психиатра, боясь лишь одного: что на суде не поверят его показаниям.

Мужчина вспоминает: "В кабинете женщина дала мне куклу и сказала: "Можешь показать, что случилось? Я спросил: "Хотите, чтобы я ввел в нее пенис?" Она переспросила: "Что?" Я сказал: "Но вы же просите показать. Значит, надо порвать куклу, оседлать ее, так?" Она закричала "Нет! " Я сказал: "Не понимаю. Вы просите это сделать, но тут же говорите, что это неправильно. Зачем вы просите, чтобы я показывал неправду?" И тут они сказали: "Он прав, но у нас такое впервые". Я предложил: "Давайте я просто все расскажу"? Пока они слушали, я подавал им платки и спрашивал "Все в порядке?". А было мне тогда 12 лет. Мой рассказ их травмировал, но для меня вся эта история была обычной, я привык".

Сегодня Даррен - терапевт, он работает с жертвами насилия. За спиной мужчины - 5 попыток самоубийства. Он - один из 10% жертв, решившихся обратиться к властям.

Преступники в сутане

В 2014 году в интервью, данном итальянкой газете "Реппублика", Папа Франциск заявил, что в мире в католической церкви - 2% священников-педофилов, включая епископов и кардиналов. Однако с опорой на исследование, проведенное в Бостоне, психиатр и бывший священник Ричард Сайп называет цифру в 6%.

По его данным, один педофил в церкви успевает травмировать за жизнь в среднем 250 человек. Для Ирландии эта формула означает 75 тысяч жертв на 280 священников-педофилов, а для всей Европы - без малого 3 миллиона жертв более чем 11 тысяч растлителей. Наблюдатели задаются вопросом, не эта ли статистика вынуждала церковь так долго замалчивать преступления?

Колм О'Горман, еще одна жертва педофилов, сегодня директор ирландского отделения Amnesty International. Он борется за то, чтобы жертвы получили компенсации. "Рассказы о том, как церковь вела себя, балансируя между лицемерием и развратом, привели к тому, что для многих ирландцев утерян ее моральный авторитет. Они положили конец ее политической вездесущности в стране. Десятилетиями Ватикан называл нас лжецами, говоря, что мы фантазеры, что мы целились в ценности католиков, не имея фактов. Теперь Папа Римский признал случившееся. И что? Мы должны считать его выдающимся просто за признание правды? Но это минимум!", - убежден он.

Мэри Коллинз тоже из выживших. Один их лидеров в области профилактики жестокого обращения с детьми и детской порнографии в интернете, она была символом Папской комиссии по защите несовершеннолетних.

Структуру создал в 2014 год Папа Франциск для борьбы с сексуальным насилием. Коллинз вышла из комиссии в 2017 году, устав от сопротивления в Ватикане. Женщина рассказывает: "В состав комиссии вошли эксперты со всего мира, специализирующиеся на защите детей, сообща они должны были консультировать Папу, привносить свои знания и опыт в церковь. И я тогда примкнула к ним. Я думала, что раз церковь действительно искренне желает перемен, то мне следует помочь. Но через несколько лет я обнаружил, что Ватикан сопротивляется переменам. Они подрывали работу комиссии, мешали нам: мы формулировали рекомендации, Папа их одобрял, но на практике они не внедрялись. Так что это была пустая трата времени. В окружении Папы нас воспринимали, как чужаков, которые нагрянули и вмешиваются.

Важность защиты детей игнорировалась, это была скорее политическая игра".

Церковь готова к переменам?

Недавнее решение главы Ватикана отменить папскую тайну в вопросах педофилии тем не менее, демонстрирует стремление к прозрачности. Отныне жалобы, свидетельства о сексуальном насилии из церковных архивов должны передаваться в гражданские органы власти.

Скандалы вокруг священников, кажется, стали триггером больших перемен. В 2015 году ирландцы одобрили однополые браки, затем в 2018 году отменили запрещающую аборты поправку.

Примечательно, что 80% респондентов в стране называют себя католиками, и именно они проголосовали за реформы, идущие вразрез с позицией Церкви. Статистка подчеркивает ирландский парадокс: оставаясь верующим, общество удаляется от церкви как института. Тенденция показательна и для Европы, это единственный в мире регион, где численность католиков сократилась в последние годы.

Ирландия пытается залечить раны, нанесенные священнослужителями педофилами и улучшить безопасность своих детей. В стране поняли, что церковь в одиночку этих проблем не решит. Важный урок для государств, таких как Австралия, Франция, Польша или США, где жертвы церковных сексуальных посягательств начинают начинают заявлять о себе.

Их голоса лишь подтверждают грандиозный масштаб явления и позицию церкви - молчать, покрывать и так соучаствовать. Болевые точки обнаруживаются то тут, то там. Недавний пример - низложение в 2018-м вашингтонского кардинала Маккаррика, которого долгие годы подозревали в растлении малолетних и укрывательстве других педофилов.

Некоторые представители духовенства утверждают, что у папы Франциска и даже его предшественника уже давно было достаточно данных в пользу виновности Маккаррика. Но все пошло по старому и обкатанному сценарию - не давать хода делу о преступнике в сутане.

Жертвы насилия признаются: случившееся отдалило их от церкви, но веру многие сохранили.

Среди них - Мэри Коллинз. "Я сохраняю веру, да, я сохранила свою веру и свои убеждения. Но институт церкви сейчас не так уж много для меня значит... У меня все еще есть связь с Богом, и я продолжу молиться, и я все еще считаю себя католичкой", - говорит она.

Колм О'Горман из Amnesty International Ireland отвечает на вопрос так: "У меня нет религиозной веры, но я полагаю, что у меня все еще есть большая вера в человечество, в добро, в жизнь, в исцеление.

И еще больше веры в мою правду. Независимо от того, насколько ужасен причиненный вред, насколько ужасно совершенное преступление, если мы готовы признать это, встретить это с мужеством, с принятием истины, с состраданием, с любовью, с желанием двигаться вперед, тогда исцеление, выздоровление и прогресс не просто возможны, они неизбежны. И что то, что я знаю, в это я непоколебимо верю".

"Жить, замалчивая, это самое ужасное, - соглашается с ним Коллинз. - Стольких жертв это довело до самоубийства, как мы знаем. Поэтому мы должны думать о странах, где подобное имеет место, думать о детях там".

 

«Люди также ищут»

Бесплатная аналитика: стоит ли трейдеру её использовать 

Психологические способы повышения эффективности торговли 

Как заработать с помощью летучей мыши 

Брокерские услуги: какими бывают и как убедиться в их качестве 

Как сохранить баланс успешных сделок?

Трейдер или инвестор? Какой вид инвестиционной деятельности предпочесть? 

Как построить автоматизированную систему торговли на Форекс 

Черная пятница – праздник для шопоголиков! Как получить от шопинга максимум? 

Стратегии торговли на бирже без использования индикаторов 

Как заработать на стратегии PSCH 

Отзывы и обзор на фондового брокера Altesso.com

Обзор на брокерскую компанию Altesso

Обзор на брокерскую компанию Altesso: отзывы и условия сотрудничества

Почему обучение трейдингу это лохотрон