Без суда заявят о себе кредиторы

Без суда заявят о себе кредиторы

Госдума после перерыва возвращается к рассмотрению законопроекта о передаче арбитражным управляющим функций по первичной проверке обоснованности требований кредиторов в рамках процедуры банкротства — завтра депутаты рассмотрят документ во втором чтении. За год, прошедший с момента первого чтения, процедура внесудебного включения требований в реестр существенно изменилась: сейчас ее планируется погрузить в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

Завтра Госдума рассмотрит во втором чтении законопроект о внесудебном порядке включения требований кредиторов в реестр. Документ был внесен Верховным судом (ВС) в конце 2018 года, а в мае прошлого он прошел первое чтение и долгое время оставался без движения. Необходимость изменений разработчики объясняли тем, что судьи тратят много времени на исполнение действующей сейчас процедуры включения требований кредиторов в реестр только на основании судебного акта.

Поскольку значительная часть требований (по некоторым оценкам, более 80%) носит бесспорный характер, законопроектом предлагается переложить первичную проверку обоснованности требований на арбитражных управляющих (АУ).

Такой «фильтр» уже работает в рамках дел о банкротстве застройщиков и банков. Сама процедура по задумке ВС должна выглядеть так: кредитор направляет должнику и АУ письменное заявление о включении его требований в реестр, управляющий отсылает его копию лицам, которые имеют право возражать против требований кредитора. После этого АУ, признав требование обоснованным, вносит его в реестр: несогласные с этим участники банкротного дела могут обратиться в суд.

Ко второму чтению ключевая идея проекта осталась прежней, но депутаты существенно переработали и детализировали процедурные моменты.

Наиболее значимая поправка — «погружение» всего процесса в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (ЕФРСБ). Через него кредиторы могут подавать свои заявления, а другие участники — направлять возражения. Доступ к внесенным в систему сведениям предоставляется суду и лицам, имеющим право на возражения.

Среди других новелл — возможность заявления возражений и теми кредиторами, которые не могут по объективным причинам предъявлять собственные требования, но обосновали «достаточную вероятность их предъявления в будущем» (например, налоговая инспекция, ведущая проверку). Также вводится ограничение права голоса на собрании кредиторов — это право возникнет, согласно поправкам, только по истечении 30 дней со дня публикации сведений о требованиях в ЕФРСБ.

Арбитражный управляющий Максим Доценко называет идею передачи функций «концептуально верной», но отмечает, что на АУ возлагается больший объем технической работы, связанной с установлением требований кредиторов. Как вариант, по его словам, можно было бы ввести аналог госпошлины, который бы компенсировал затраты за рассмотрение требования управляющим. По мнению руководителя проектов юридической группы «Яковлев и партнеры» Андрея Набережного, предложенная процедура выглядит сбалансированной, «но заставляет кредиторов постоянно держать руку на пульсе». Особенно актуальными он называет положения о блокировке на 30 дней права голоса кредиторов — это закрывает риски незаконного включения в дело кредиторов ради получения права голоса. Впрочем, с этим не согласен председатель «Банкротного клуба» Олег Зайцев:

Зря откладывается появление права голоса у кредитора на месяц, правильнее было бы давать это право на собрании кредиторов немедленно, а при обжаловании требований суд мог бы приостановить его».

Высказывают эксперты и другие опасения: по мнению Андрея Набережного, после введения изменений процедура банкротства может затянуться. Также, по его словам, среди кредиторов может оказаться много недовольных решениями АУ, из-за чего «суды просто получат нагрузку в виде потока жалоб». Олег Зайцев полагает, что принятие поправок приведет к исчезновению из публичного доступа сведений о заявленных требованиях кредиторов и результатах рассмотрения: «Это резко снизит прозрачность процедуры и затруднит, например, поиск дебиторской задолженности судебным приставам и арбитражным управляющим».